Художественная ковка
от Master Company

Кованые украшения шпилей

Сейчас сложно представить себе городские улицы вековой давности: крыши без антенн и спутниковых тарелок, дома, не затянутые со всех сторон проводами. Оставшиеся от тех времен шпили и флюгера теряются в окружении современного практичного металла. Большинство башен утрачивают не только кованые навершия, но и сами купола. В то время, как именно вершина вертикали подчеркивает перспективу уличного пейзажа, внося разнообразие в силуэты фасадов зданий.

Кованый шпиль в Петропавловской собореСанкт-Петербург, представляющий собой город, расположенный на относительно плоском и ровном ландшафте, с самого начала отдавал предпочтение венчающим вертикали архитектурным элементам, как по воле своего создателя Петра, так и по логике исторического развития архитектуры, подразумевающей вертикаль в качестве символа единства с окружающим миром.

Для европейских вельмож флюгеры служили визитной карточкой, подчеркивающей и выявляющей их индивидуальность, придающей чувство независимости и являющейся показателем достатка. На Руси и терема князей, и крыши крепостей всегда украшали коваными навершиями. Но в те времена славяне вкладывали в эти символы иной, иерархический толк.

В Санкт-Петербурге первый флюгер был установлен в Петропавловском соборе, в самом центре новой крепости Петра, находящейся у границы недавно завоеванных им шведских территорий, и представлял собой ангела. Стоит отметить, что ангел, которого мы можем увидеть сейчас, является третьим по счету.

В последнее десятилетие XIX века в России начался экономический подъем, который послужил причиной активного расширения городской территории. В то же самое время начали повышаться запросы по качественному возведению зданий.

Заметно возросла и роль кованого метала в декорации домов. Стали появляться в большом количестве частные кузнечные и слесарные мастерские, быстро подстраивающиеся под потребности заказчиков и пожелания архитекторов.

Флюгер в виде ангела на шпиле Петропавловского собораПриблизительно в середине XIX века среди городских жилых зданий начали появляться дома с башенками, которые венчали флюгеры. Такой в своем роде возврат к петровскому стилю возведения шпилей-венцов был уже осуществлен не в величественно-дворцовой системе, а в достаточно повседневной, можно сказать бытовой. Тот горделиво-величественный дух города (создававшегося как окно в Европу) образованный центральными аристократическими ансамблями, распространялся, на типовые застройки зажиточных домов. Для облика угловых зданий, которые венчали замысловатой формы купола, особенный смысл имели вершины, представляющие лаконичное завершение перспективы и в декоративном отношении обогащавшие внешний вид дома.

Временные рамки активного применения флюгеров в архитектуре ограничены восьмидесятыми годами XIX в. и десятыми годами XX в.

Кованый флюгер в виде ангелаКованые флюгеры являют собой наследие готической архитектуры, из которой они затем плавно вошли в число архитектурных элементов эпохи ренессанса и барокко. Хотя это и является некоторым атавизмом, ведь хороший вкус людей по большому счету консервативен, но им всегда приятны веяния старых добрых, да к тому же долговечных, вещей. Присутствующие башенки и угловые эркеры с куполами изысканных форм в домах, возведенных в стилях нового ренессанса и нового барокко, также сохранились благодаря традициям романтизма в архитектуре, желаниям привнести элементы роскоши и аристократизма в повседневную жизнь буржуазного общества.

Неоготика, которую еще называют «кирпичным стилем», насыщена художественным декоративным металлом. На смену городским особнякам пришли многоквартирные доходные дома. Но при этом они сохранили свою строгую индивидуальность, чопорность и трогательное подражание большим соборам в их устремленности к небесам. Для кованых флюгеров, венчавших такие здания, свойственна большая лаконичность силуэта, достигаемая использованием при ковке традиционных кузнечных приемов, когда кованый материал обуславливает пластику рисунка. Этот принцип служил причиной глубокого единства в архитектуре и декорации зданий, поскольку в Неоготике архитектурная пластика базируется на обязательном учете свойств материала. Технологические приемы, такие как художественная ковка, здесь возводятся в статус эстетики.

Типовой кованый флюгерВ те времена был разработан проект типового флюгера – привычная уже флюгарка с высеченным годом постройки, противовесом со спиралевидными завитками, переходящими в трехлистник. Непременным элементом стала роза ветров и латинские буквы, возвышающиеся над орнаментальными волютами и традиционным дифованным (выкованым из листового металла) яблоком.

Заметим, что аналогичное изображение флюгера приведено в энциклопедии известного архитектора и реставратора Василия Барановского, в которой также указано, что данное произведение декоративной художественной ковки создано в мастерской Карла Винклера, - и это достаточно редкий пример атрибуции кованых украшений зданий. Иногда стержень кованого флюгера был оснащен блоком для поднятия флага, к примеру, как дом 2 на Караванной улице.

Покрытие куполов, которые венчали кованые флюгера, отличалось весьма разнообразной гаммой фактур и материалов. Тут присутствует и традиционное железо для кровель, и кованая металлическая чешуя, и черепица, подчеркивающая своей дробленой фактурой достоинства флюгера. Примером могут послужить купола с коваными флюгерами дворца великого князя Алексея Александровича. Навершиям свойственна пластика объема букетов, перекликающаяся с фактурой декоративной отделки фасада и рельефными особенностями дворцового комплекса. Флористические элементы, которым присуща придающая пышный объем многослойность, визуально выигрывают в пространственном уменьшении вертикальной перспективы.

История кованых флюгеров во временном отношении существования Санкт-Петербурга охватывает сравнительно небольшой промежуток, когда романтическая иллюзорность в большой степени определяла существование и вкусы общества. Для европейцев флюгеры служат идеализированным представлением о средневековье, вдохновляющем, к примеру, английского теоретика искусства, философа и художественного критика конца XIX века Дж. Рескина и его последователей. Средневековье, породившее впоследствии модерн – последний из прекрасных цветков той самой добропорядочной, можно сказать, викторианской европейской цивилизации, на смену которой пришел жесткий конструктивизм, империализм и мировые войны.

Наше видео: